Электронный Научно - Информационный Журнал Системное Управление. Проблемы и Решения
 

Согласование деятельности базовых элементов многоотраслевых интегрированных структур в отечественных условиях

Выпуск 9

Лямзин О. Л., Лямзин О. Л.

Лямзин О.Л. (oll@fb.nstu.ru) (1), Титова В.А. (2),

(1) НГТУ, (2) НГТУ

Усиление динамики изменений, непредсказуемости внешней среды, рост роли инноваций и знаний, обострение конкуренции за рынки и ресурсы с нарастанием ее глобальной сути, предопределяет острую необходимость ускоренного перевода отечественной экономики на инновационный путь развития. Это, в свою очередь, повышает внимание всех заинтересованных сторон к базовым структурам, имеющим критическое значение для формирования полноценного инновационного процесса в стране.

Учитывая складывавшиеся в отечественной инновационной практике в течение многих лет условия, базовыми структурными единицами (участниками) национальной инновационной системы выступают следующие организации: ВУЗы, НИИ, и предприятия. В целях получения более полной картины, и в силу имеющейся разницы в специфике деятельности, необходимо учесть различные их виды: ВУЗы – “стандартные” и инновационные (УНИК (1)); НИИ – отраслевые и академические; предприятия – крупные и малые.

Каждая из этих единиц, по своему предназначению в народном хозяйстве и осуществляемым функциям характеризуется особым местом в цикле инноваций. Данное условие вытекает из разного потенциала влияния на инновационный процесс каждого из участников, определяемого их способностью к более успешной реализации тех или иных элементов (этапов) инновационного цикла (рис. 1). На данном рисунке показаны упомянутые структуры и те элементы инновационного цикла, которые могут быть в принципе ими выполнены. Заштрихованная область этих структур соответствует элементам цикла, которые они могут исполнить наиболее результативно. В этой связи очевидная суть объединения усилий отдельных участников инновационного процесса заключается в достижении такого состояния инновационного цикла, при котором его общая результативность и эффективность максимальны, с одновременным условием максимизации собственной результативности и эффективности каждого из участников. Необходимая основа такого положения – всемерная “увязка” отдельных этапов инновационного цикла путем создания интегрированных структур (ИС) для объединения и координации действий базовых участников национального инновационного процесса на основе естественной специализации и эффективного разделения “инновационного” труда.

Необходимость объединения усилий (в большей или меньшей мере) участников таких процессов с организациями из различных отраслей, вызвана их объективной невозможностью обеспечить максимально высокий уровень развития одновременно по всем элементам своей цепочки ценности (2), что требуется в целях предоставления заинтересованным сторонам лучшего продукта и достижения своего конечного результата, в условиях конкуренции. То есть, участник должен искать возможность “включения” в свою цепочку ценности тех элементов цепочки ценности других организаций, которые помогут ему повысить эффективность своей деятельности. Такое включение должно приводить к возникновению и удержанию ключевых компетенций участника по отдельным видам деятельности, дающих трудно копируемое конкурентное преимущество для того или иного сегмента.

В осознании необходимости, а также самой реализации объединительных процессов, участник интеграции не должен подходить к ним формально, руководствуясь в этой связи принципом прагматизма и четким видением конечной цели. В общем случае, на микроуровне (уровне организации) интеграционная деятельность на горизонтальном уровне имеет смысл, если она будет приводить организацию-участника к следующим моментам:



Рисунок 1- Основные единицы национального инновационного процесса и реализуемые ими стадии инновационного цикла
  1. повышению результативности и эффективности собственных бизнес-процессов, осуществляемых на наиболее современной основе – усиленного проникновения, внедрения и распространения инноваций;
  2. доступу к тем видам ресурсов партнера, которые критичны для развития собственных бизнес-процессов и достижения ими требуемых результатов;
  3. доступу к отдельным элементам бизнес-процессов партнера, критичным с точки зрения “включения” их в свою цепочку ценности;
  4. усилению совместного с партнером, доступа к источникам финансовых и иных ресурсов третьих сторон, за счет увеличенной инвестиционной привлекательности интегрированной структуры как для государства, так и для негосударственных организаций.

В перечисленных случаях, интеграционные процессы действительно могут давать участнику ИС значительный эффект, и затраты на их осуществление оправданы, учитывая долгосрочный эффект интеграции.

Совместные усилия по обеспечению интеграции, несмотря на их комплексный характер, облегчаются тем, что потенциальные партнеры подходят к ним с тех же самых позиций, и преследуют те же самые цели, что позволяет достигать консенсуса по многим сложным вопросам и конечного эффекта синергии.

Особенно характерно это для условий роста роли инноваций в достижении конкурентного успеха организаций из любых отраслей, и таким образом, даже по представленным выше пунктам b и c, все чаще имеются в виду именно их инновационные составляющие, заставляющие структуры-партнеры рассматривать интеграцию как возможность развития собственной инновационной деятельности.

Отметим, что при взаимодействии внутри ИС, продукт одного участника (как результат его бизнес-процессов) с большей вероятностью становится ресурсным входом для бизнес-процессов других участников, способствуя тем самым, улучшению показателей деятельности как каждого участника, так и ИС в целом.

Из этого следует, что оценка состояния и перспектив формирования эффективных экономических отношений участников в рамках ИС может основываться на анализе уровня их взаимодействия, заключающегося в степени использования конечного продукта каждого участника другими участниками.

Вместе с тем, уровень этого взаимодействия должен обязательно сопоставляться с достигаемым уровнем конечных показателей деятельности самой ИС. Подобное сопоставление позволит прояснить особенности функционирования элементов ИС как по отдельности, так и в совокупности, дать его оценку, составить прогноз перспектив и разработать адекватные ситуации управленческие решения на разных уровнях управления ИС. В таком понимании, развитие ИС напрямую увязывается с максимизацией возможности успешного завершения инновационного цикла отраслевого продукта, на основе усиления взаимосвязи отдельных стадий этого цикла, путем всемерной интеграции значимых элементов инновационной инфраструктуры, реализующих эти этапы.

Будучи интегрированы в единую структуру, объединенную общей целью и входами-выходами своих бизнес-процессов, участники становятся на деле заинтересованы в росте не только своих собственных результатов, но также и результатов своих партнеров, поскольку от этого будет зависеть степень их собственного развития, на последующих стадиях взаимодействия. Данное понимание неизбежно будет приводить участников к еще большей интеграции и вовлечению новых партнеров для использования эффекта разделения труда и возможно, эффекта масштаба, при достижении большей общей синергии.

Кроме того, стоит отметить еще одну полезную сторону создания и функционирования ИС в отраслях экономики. Установление более тесных взаимосвязей внутри ИС приводит к ситуации активного поиска и выбора участниками ИС одного вида, участников ИС другого вида.

Каждый из них, учитывая конкуренцию в своей отрасли за профильные ресурсы, через взаимодействие со структурами в рамках ИС будет ориентирован на доступ к наиболее “эффективным” продуктам и ресурсам других участников ИС как собственных ресурсных входов, тем самым, способствуя отбору наиболее эффективных участников для формирования ИС. Это, в свою очередь, неизбежно приводит к усилению конкуренции между участниками ИС одного типа (Вузы с Вузами, НИИ с НИИ, предприятия с предприятиями и т.д.) за право поставлять свой продукт, имея гарантированный его “сбыт” (фактически за включение в ИС), что заставляет реально заниматься повышением эффективности собственных бизнес-процессов, и в первую очередь, путем активного внедрения в них инноваций.

Организационные формы, которые может принимать интеграционное взаимодействие (рассмотрены в предыдущих главах), могут быть весьма различны как по составу участников (основных элементов и элементов инновационной инфраструктуры), так и по выполняемым ими ролям в рамках реализации этапов инновационного цикла. Эти формы могут меняться в связи с временными стадиями, в которых находится интеграционный процесс, в связи с изменением тактических задач интеграции, а также в связи с изменением других значимых факторов. На наш взгляд, любая из форм интеграции будет устойчивой и эффективной лишь в случае понимания и разделения всеми участниками следующих основ взаимодействия, призванных отражать его логику в современных условиях:

  • Наличие главной цели (миссии) интеграционного взаимодействия в рамках ИС, понимаемой как ускорение НТП и рост конкурентоспособности российской экономики на основе интенсификации национального инновационного процесса.
  • Наличие у ИС конечного (выходного) продукта деятельности, признаваемого таковым всеми ее участниками, с обязательным условием его высокой степени новизны и конкурентоспособности.
  • Существование конечного результата деятельности ИС, под которым понимается максимизация выпуска инновационной конкурентоспособной продукции на профильных для нее отраслевых рынках.

Успешность деятельности ИС в целом, оценивается прежде всего по параметру ее продуктивности, отражающему ее способность производить конечный продукт в определенных количествах, и на этой основе - по параметру ее результативности, отражающему степень достижения важнейших рыночных операционных показателей ИС – прибыли, оборота, сбыта, доли рынка (возможно также – капитализации). Параметры результативности будут являться основными для анализа, при принятии решения об инвестировании ИС и ее отдельных участников, внешними инвесторами.

Наличие у каждого участника ИС своего набора ресурсов, основных бизнес-процессов и продуктов, характерных для него в силу его отраслевой принадлежности, означает возможность и перспективы их максимального взаимопроникновения и перекрестного использования участниками, для достижения ими роста как собственной (промежуточной для ИС), так и общей для всех (конечной для ИС) продуктивности, результативности и эффективности деятельности.

Деятельность по производству и реализации своего выходного продукта каждым из участников, сознательно адаптируется им не только для лучшего достижения собственных целей в своей отрасли, но и для максимального улучшения промежуточных и конечных параметров деятельности ИС.

Взаимодействие по ресурсам и продуктам между участниками ИС рассматривается как деятельность, на практике реализующая идею интеграции и создающая базу для оценки состояния и перспектив дальнейшего развития ИС. Ресурсно-продуктовая интеграция базируется на двойственном характере продукта участника в рамках тесного взаимодействия: будучи выходом для одного участника, он является ресурсным входом для другого. Кроме того, имеющийся у отдельного участника ресурс конкретного вида, в некоторых случаях может быть с успехом применен другим участником ИС для достижения собственных целей, и тем самым, целей ИС. Максимизация обмена ресурсными входами и продуктовыми выходами участников ИС между собой рассматривается как одна из важнейших задач интеграционного процесса. При этом:

  1. сопоставление между собой в статике и динамике параметров, характеризующих объем и качество ресурсных входов и продуктовых выходов, полученных/переданных каждым из участников ИС другим участникам, рассматривается как способ оценки степени эффективности интеграционного взаимодействия участников в рамках ИС;
  2. сопоставление степени эффективности интеграционного взаимодействия участников ИС c параметрами результативности ИС рассматривается как способ оценки конечной эффективности деятельности ИС.

В этой связи, выделим предлагаемые категории (А, В, С) и базовые параметры (D, E, F, G) (с их пониманием, представленным выше), характеризующие состояние ИС в целом:

  1. Главная цель (миссия) интегрированной структуры.
  2. Конечный результат деятельности ИС.
  3. Конечный продукт ИС.
  4. Продуктивность ИС.
  5. Результативность деятельности ИС.
  6. Эффективность взаимодействия участников ИС.
  7. Конечная эффективность деятельности ИС,

а также категории (H, I) и базовые параметры (J, K, L), характеризующие состояние отдельных участников ИС, являющиеся конечными для них, но промежуточными для ИС в целом, и позволяющие выходить на оценку состояния конечных параметров деятельности ИС (указанных выше):

  1. Конечный результат деятельности отдельного участника ИС.
  2. Конечный продукт отдельного участника ИС.
  3. Продуктивность отдельного участника ИС.
  4. Результативность деятельности отдельного участника ИС.
  5. Эффективность деятельности отдельного участника ИС

Данная логика категорий и базовых параметров, в дальнейшем может быть использована для определения специфики комплекса как интегральных, так и частных показателей, описывающих деятельность и перспективы развития ИС.

Параметры D, E, F, G могут выступать как конечные интегральные показатели деятельности интегрированной структуры.

Параметры J, K, L могут быть использованы как промежуточные интегральные показатели деятельности интегрированной структуры и одновременно как конечные интегральные показатели деятельности отдельного участника ИС.

Сопоставление вышеуказанных показателей между собой в динамике, предоставляет возможности для оценки перспектив развития как ИС в целом, так и отдельных ее участников, с возможностью выработки соответствующих стратегических альтернатив. Для полной реализации предлагаемой логики взаимодействия участников и последующей конкретизации показателей, характеризующих состояние и перспективы развития ИС, необходимо прояснение следующих важных моментов:

  • Какой продукт может считаться конечным для ИС в целом?
  • Какой конечный продукт характерен для участника каждого типа?
  • Каким образом увязаны продуктовые “выходы” одних участников с ресурсными “входами” других участников, и наоборот?
  • Каковы элементы и как осуществляются основные бизнес-процессы участника каждого типа, какова степень их схожести и отличия?
  • Какова степень схожести и отличия набора ресурсов участников каждого типа?
  • Каковы возможности и направления взаимного использования участниками ИС имеющихся ресурсов, для повышения эффективности собственных бизнес-процессов?
  • Каким образом увязаны основные бизнес-процессы, параметры продуктивности, результативности и эффективности участника каждого типа, с одной стороны, и его инновационная деятельность, с другой?
  • Каким образом и в какой степени инновационная деятельность одного участника воздействует на бизнес-процессы другого участника, а также на конечную продуктивность, результативность и эффективность самой ИС?

Одним из первых вопросов, требующих ответа, является вопрос понимания специфики конечного продукта ИС. С точки зрения отражения наличия множественности продуктовых выходов различных участников ИС, требуется выделить конечный продукт кого-либо из них, который может быть признан всеми участниками как конечный продукт всей ИС в целом.

На наш взгляд, вероятность признания выходного продукта какого-либо участника конечным продуктом ИС тем выше, чем дальше он “находится” в цепочке элементов инновационного цикла, с точки зрения возможности их реализации, по отношению к остальным участникам. Данное условие предопределяется большей значимостью для отрасли и экономики в целом инновации, находящейся в максимально “овеществленной” форме, т.е. стоящей как можно дальше в научно-производственном цикле инновации (см. рис.1). Таким образом, учитывая степень значения для народного хозяйства, конечным продуктом ИС, в большей мере, может считаться инновационный продукт, доведенный до крупной серии, т.е. конечный продукт крупного предприятия, стоящего последним в цепочке элементов, покрывающих этапы инновационного цикла. Вместе с тем, в узком смысле, продуктом ИС может считаться и инновационный продукт, доведенный до мелкой серии, т.е. конечный продукт малого инновационного предприятия. В данном случае делается акцент на способности ИС доводить инновацию до формы готового продукта в целом, безотносительно к величине выпускаемой партии.

Далее, необходимо выявить конечный продукт, или набор продуктов, характерный для участника каждого типа на выходе. В первую очередь, выявляется внешний продукт участника, как наиболее важный для других участников ИС, с точки зрения использования ими его в качестве входного ресурса (3). Отметим, что специфика продукта определяется предназначением соответствующего участника и той ролью, которую он призван играть в экономике страны, что проявляется затем в особенностях и самой конфигурации его основных бизнес-процессов. Таким образом, суть конечного продукта участника напрямую увязана с сутью его основного (ых) бизнес-процесса (ов). Учитывая данное обстоятельство, для рассматриваемых типов участников ИС в качестве конечных продуктов выделим:

  1. Для ВУЗа –
    a. учебный продукт (услуги по обучению и кадры) разной специфики и уровня (4) как результат учебного (образовательного) бизнес-процесса ВУЗа;
    b. научный продукт разной степени готовности (5) к использованию в инновационном процессе, как результат научно-исследовательского бизнес-процесса ВУЗа, получаемый в первую очередь на фундаментальной, поисковой, прикладной (6) стадии, плюс на стадии ОКР, получения пром. образцов и выпуска мелких серий (7), общего инновационного цикла.
  2. Для академического НИИ – научный продукт, как результат научно-исследовательского бизнес-процесса академического НИИ, получаемый в первую очередь на фундаментальной стадии инновационного цикла.
  3. Для отраслевого НИИ – научный продукт, как результат научно-исследовательского бизнес-процесса отраслевого НИИ, получаемый в первую очередь на стадиях поисковых, прикладных НИР и ОКР, инновационного цикла.
  4. Для малых предприятий (инновационных) – продукт (товар или услуга) в малых партиях, как результат научно-исследовательского (стадии ОКР и получения пром. образцов) и производственного (собственно выпуск малых партий) бизнес-процессов малых предприятий.
  5. Для крупных предприятий – продукт (товар или услуга) в массовых количествах, как результат научно-исследовательского (стадии ОКР и получения пром. образцов) и производственного (выпуск малых, пробных партий и собственно крупномасштабный выпуск) бизнес-процессов крупных предприятий.

Теперь необходимо рассмотреть формы и виды, которые принимают конечные продукты участников, при осуществлении их взаимного обмена в рамках ИС. Вместе с этим, должны быть рассмотрены конкретные виды ресурсов отдельных участников, которые могут быть или даже должны быть использованы другими участниками ИС в качестве ресурсных входов, для обеспечения эффективной интеграции. Так, внешний результат научно-исследовательского бизнес-процесса ВУЗа - научный продукт разной степени готовности к использованию в инновационном процессе, может принимать различную форму – форму отчетов о НИР, форму проектной и конструкторской документации (с сопровождением ее готовыми образцами или без таковых), в соответствии с выставляемыми требованиями, и именно так может поступать к остальным участникам ИС, реализующим следующие, за исполненными ВУЗом, стадии инновационного цикла. В первую очередь, речь здесь идет о НИИ, малых инновационных предприятиях, но также и о крупных предприятиях, если ВУЗ способен к реализации стадии производства малых партий (т.е. в ситуации вузовского УНИК), и передает им соответствующую документацию, для выпуска, на этой основе, массовых партий.

В данном случае научный продукт ВУЗа, являющийся для него выходом, превращается во входной информационный ресурс для других, перечисленных выше участников ИС. Внешний же результат учебного бизнес-процесса ВУЗа – учебный продукт, предлагаемый им остальным участникам ИС, принимает форму специалистов разной специфики и уровня. Даже сами услуги по подготовке и переподготовке персонала участников ИС, осуществляемые ВУЗом по их заказу, принимают для участников ИС, в конечном итоге, “кадровую” форму (8), поскольку требуемые ими компетенции могут проявляться только через носителей этих компетенций. В данном случае, учебный продукт ВУЗа приобретает, для остальных участников ИС, вид кадрового входного ресурса.

Необходимо еще раз отметить, что в рамках интеграционного взаимодействия, в качестве ресурсного входа участников может выступать не только выходной продукт других участников, но и собственно сам их ресурс определенного типа. Так, например, в ИС не только ВУЗ является источником кадрового входного ресурса. Такие участники ИС, как академические и отраслевые НИИ, могут выступать источником кадрового входного ресурса, уже по отношению к самому ВУЗу, обеспечивая работу своих специалистов в рамках учебного бизнес-процесса ВУЗа в качестве преподавателей-совместителей и руководителей дипломных студенческих работ, повышая тем самым эффективность процесса. Особый интерес представляет также взаимодействие участников ИС по материально-техническому ресурсу. Перспективы этого взаимодействия в первую очередь кроются, на наш взгляд, в возможностях расширенного использования ВУЗом лабораторной и производственной базы как НИИ, так и предприятий, для повышения эффективности обоих своих основных бизнес-процессов.

Наконец, необходимо отметить, что роль основного внутреннего “поставщика“ необходимого финансового ресурса для участников, в рамках эффективно функционирующей ИС, отводится предприятию, и в первую очередь крупному, осуществляющему масштабное производство и сбыт обладающей высокой рыночной новизной и конкурентоспособностью, профильной для ИС продукции. Данное условие связано с тем, что только крупные предприятия способны консолидировать по-настоящему значимые объемы финансовых средств и направлять их на реализацию отдельных направлений интеграционного взаимодействия, выгодных как им самим, так и остальным участникам (и тем самым, ИС в целом).

На этом шаге, контур продуктово-ресурсной интеграции участников замыкается, и каждое положительное изменение его отдельной части представляет позитивный потенциал для других его частей. На рисунке 2 приведена специфика такой интеграции по ресурсам и продуктам участников ИС. Данная структура базируется на сквозной реализации инновационного цикла, по этапам, выполняемым отдельными участниками, с максимальной их интеграцией способом, описанным выше. Элементы бизнес-процессов участников, выполняемых ими по отношению к другим участникам, наиболее эффективно, - отмечены точечной штриховкой. Элементы бизнес-процессов участников, логически совпадающих с этапами инновационного цикла, которые наиболее эффективно могут ими выполняться, выделены жирной линией. Осуществляемое взаимодействие участников ИС должно приводить к синергическому эффекту, когда взаимопроникновение на вышеописанных принципах их ресурсов, бизнес-процессов, продуктов и конечных результатов дает участникам, ИС и экономике в целом, в сумме больше, чем простое сложение продуктовой и ресурсной массы. Говоря о формах современных учебно-научно-производственных объединений, наиболее развернутой и продвинутой из них, на наш взгляд, могут являться многоотраслевые интегрированные структуры (МИС) – интегрированные структуры описанного выше типа, осуществляющие свою деятельность сразу по нескольким отраслям. Особую роль в формировании таких структур должны играть крупные, многопрофильные ВУЗы с реализуемыми разноотраслевыми программами подготовки.

Являясь центрами единого учебно-научного процесса по профильным отраслевым направлениям, факультеты ВУЗа способны координировать и объединять вокруг себя элементы инновационной системы с целью реализации отраслевого инновационного цикла, формируя тем самым отраслевые ИС. На уровне ВУЗа в целом и его управления, учитывая деятельность различных факультетов, все это должно, в конечном итоге, приводить к созданию мощных многоотраслевых интегрированных структур на основе развития инноваций и достижения синергии от разноотраслевой деятельности. В качестве конечного продукта деятельности самой МИС рассматривается комплекс товаров и услуг с высокой степенью рыночной новизны, предлагаемый в различных отраслях (рынках) экономики, исходя из отраслевых специализаций конкретной МИС. По сути, МИС будет представлять из себя крупную, значительно диверсифицированную учебно-научно-производственную организацию – фактически корпорацию, где основными ее стратегическими бизнес-единицами (СБЕ) должны стать интегрированные структуры (ИС) по отдельным отраслям (рынкам) – рис. 3. Для получения интегральных показателей, характеризующих деятельность отдельных участников отраслевых ИС, и на этой основе, получения интегральных показателей интегрированной структуры в целом, необходимо прояснение вопросов, связанных с особенностями ресурсов и бизнес-процессов участников, параметрами их продуктивности, результативности и эффективности, спецификой увязки их бизнес-процессов и собственной инновационной деятельности.

Исходя из этого, представляется важным провести дальнейшее исследование применительно к различным типам участников, выделить как стандартные, так и специфические моменты, характеризующие их способность решать те или иные задачи в рамках собственных бизнес-процессов, связанные с осуществлением интеграции.


Рисунок 2 - Взаимосвязь ВУЗов, НИИ и предприятий по результатам их бизнес-процессов, на основе интеграции этапов инновационного цикла, применительно к одной отрасли товаров (услуг)

Рисунок 3 - Направления формирования многоотраслевой интегрированной структуры с учетом аспектов деятельности и отраслевой принадлежности ее отдельных участников

Сноски:

1. Учебно-научно-инновационный комплекс - ВУЗ с развитой инновационной инфраструктурой, обеспечивающей максимальную взаимосвязь его учебной, научной, и инновационной деятельности, с возможностью реализации сразу нескольких элементов инновационного цикла. Трансформация стандартного ВУЗа в вузовский УНИК происходит путем интеграции и тесного взаимодействия различных элементов инновационной инфраструктуры под эгидой ВУЗа и при его активном участии.

2. Цепочка ценности фирмы (цепочка создания ценности) – набор видов деятельности, осуществляемых во взаимосвязи, приводящих к постепенному наращиванию ценности предложения фирмы потребителю, вплоть до конечной формы – готового продукта в нужном месте, в нужное время, по нужной цене и т.п. В современном понимании этот набор не ограничивается рамками самой фирмы, а дополняется видами деятельности ее поставщиков, дистрибьюторов и т.д., т.к. они так же участвуют в наращивании конечной ценности для клиента.

3. Хотя далее будет рассматриваться также и внутренний продукт отдельного участника (имеющего более чем один основной бизнес-процесс), представляющий из себя результат бизнес-процесса, используемый как входной ресурс для другого собственного бизнес-процесса.

4. В силу наличия в ВУЗе многоуровневой системы подготовки специалистов.

5. Разная степень готовности научного продукта ВУЗа к использованию в инновационном процессе, вытекает из специфики стадии инновационного цикла (см. рис. 3.1), реализуемой ВУЗом, на которой он был получен как научный результат.

6. Для “стандартного” ВУЗа.

7. Для ВУЗа типа УНИК, который а) имеет возможности успешно реализовать эти дополнительные (по отношению к стандартному ВУЗу) стадии инновационного цикла – ОКР и получение промышленных образцов, в рамках своего научно-исследовательского бизнес-процесса; б) имеет возможность реализовать стадию выпуска малых партий силами малых инновационных предприятий, входящих в вузовский УНИК, что в-принципе может считаться проявлением третьего бизнес-процесса ВУЗа – производственного (по отношению к тиражируемому товару/услуге).

8. Один из продуктов учебного бизнес-процесса ВУЗа - образовательные услуги, предлагаемые для поступающих в ВУЗ, и не имеющих отношения к участникам ИС, принимают, в отличие от этого случая, обычную форму услуг.

 
© МФТИ
© МЭРТ
© НП Аналитический центр "Концепт"
Сайт разработан:
"Golden CMF" ™ - 2energies ©

Издательство «Концепт» Москва 2004
Дата последней редакции: 16.10.2009

ГЛАВНАЯ   |   ПУБЛИКАЦИИ   |   РУБРИКАТОР   |    АВТОРСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ   |   О ЖУРНАЛЕ   |   УЧРЕДИТЕЛИ