Электронный Научно - Информационный Журнал Системное Управление. Проблемы и Решения
 

Реформирование пенсионной системы России: упущенные возможности

Выпуск 6

Парамонова С.В.

Меняющиеся социальные, экономические, политические условия стимулируют трансформации российской системы пенсионного обеспечения. Последние новации в пенсионной системе осуществляются в русле идей пенсионного реформирования 90-х гг., преследующих цель создания институтов социальной защиты населения, соответствующих новому этапу развития российского государства. В течение 90-х гг. в России финансирование пенсионного обеспечения осуществляется на принципах социального страхования, за счет страховых взносов, вносимых работодателями (28 %) и работниками (1 %) в государственный внебюджетный Пенсионный фонд. В 2002 г. в стране начинается пенсионная реформа, объективно имеющая все предпосылки и реальные возможности для успешной реализации. В ее основу положены идеи, направления, схемы и механизмы, выработанные мировой практикой и, в том числе, социально ориентированными государствами. Но всего этого недостаточно для успеха реформы, что подтверждают текущие результаты функционирования пенсионной системы.

Концептуальные основы пенсионной реформы 2002 г. и нерешенные проблемы

Целью пенсионной реформы являлось создание в Российской Федерации финансово устойчивой пенсионной системы, которая была бы способна обеспечить гарантированное достойное материальное обеспечение граждан в старости или в случае утраты трудоспособности по другим причинам, согласовывая при этом интересы разных поколений.

Результатом пенсионной реформы должен стать новый, адекватный социальной рыночной экономике, механизм формирования пенсии, состоящей из трех частей - базовой, страховой, накопительной.

В ходе пенсионной реформы с начала 2002 г. должны были внедряться элементы обязательного накопительного финансирования пенсий. Первоначально на цели накопления предусматривалось направлять часть социального налога, поступающего в Пенсионный фонд, в размере 2-3 %. В последующие годы было предусмотрено поэтапное увеличение (до 9-10 %) отчислений. При этом отчисления социального налога в распределительную систему должны снижаться на величину отчислений в накопительную систему.

К началу проведения реформы концептуальные вопросы принципиально решены, во всяком случае в части ее основных направлений. Выбранные идеи и механизмы проектируемой в 2000-2001 гг. пенсионной системы близки шведской модели пенсионного обеспечения, основанной на самых последних достижениях в области реформирования пенсионных систем - смешанное финансирование, использование условно-накопительных счетов. Тем не менее наличие общей схемы недостаточно для проведения пенсионной реформы, затрагивающей интересы практически каждого гражданина. Целый ряд проблем остается нерешенным, что изна-чально ставит под сомнение соответствие реформы принципам социально ориентированного государства и ее успех.

Одна из серьезнейших проблем заключается в том, что в Программе реформирования пенсионной системы не затронуты важнейшие вопросы, решение которых (правовое и организационное) представляется необходимым. Среди этих вопросов: соотношение пенсии и заработной платы; сроки проведения реформы; механизм государственного контроля за деятельностью управляющих компаний; механизмы стимулирования и контроля за деятельностью НПФ; цена реформы и источники финансирования перехода к новой модели с целью сохранения пенсионных прав нынешних поколений.

Другой серьезной проблемой является введение с 2001 г. единого социального налога (ЕСН). Он заменяет страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, работники освобождены от личного участия в обязательном пенсионном страховании (1 %). Это блокирует развитие пенсионной системы в соответствии с принципами организации институтов социальной защиты социально ориентированного государства, где обязательными и доминирующими являются механизмы социального страхования. По своей экономической сути ЕСН не тождественен страховым взносам и не выполняет функции страхования, его основное назначение - выравнивание доходов граждан, что свойственно другим механизмам - налогам и социальным выплатам.

Таким образом, исходное положение начального периода проведения пенсионной реформы усложняется изменениями в налоговом законодательстве, ослабляющими роль института страхования в организации социальной защиты населения. Серьезность проблем выявляется при оценке возможных экономических последствий реализации правительственного варианта реформирования и затем подтверждается в ходе пенсионной реформы.

Реформирование пенсионной системы как задача оптимального управления

В соответствии с принципами социально ориентированного государства в России выбрана модель пенсионного обеспечения, основанная на совмещении принципов накопления и распределения, имеющая "внутренние" источники развития. При эффективном управлении финансами она способна выполнять функции социальной защиты членов общества, причем без привлечения дополнительных источников финансирования, без увеличения пенсионного тарифа и возраста выхода на пенсии, а ее активы могут служить источником инвестиций. Тем не менее отсутствие социально и экономически обоснованных параметров управления пенсионной системой может привести к тяжелым последствиям (неплатежеспособности) в среднесрочной и долгосрочной перспективе, о чем свидетельствует наше исследование.

Известно, любая пенсионная система управляется определенным набором параметров, которые охватывают процессы поступления страховых взносов в ее бюджет и их расходования, обеспечивая увязку доходной и расходной частей. Доходная часть определяется финансовой базой, на которую начисляются страховые взносы, тарифом взносов и правилами его применения, взаимоотношениями с государственным бюджетом. Расходная часть - правилами назначения пенсий (отображение прав лиц, претендующих на получение пенсии, на диапазон возможных размеров пенсий), правилами их индексации.

Исходя из этого, построим модель в виде уравнения баланса, позволяющую прогнозировать последствия функционирования пенсионной системы при разных параметрах доходной и расходной частей. Для этого введем следующие обозначения.

Пусть V(t) - активы пенсионной системы, µ(t) - ставка непрерывных процентов, N1(t), N2(t) - общее число работающих и пенсионеров соответственно, d1(t), d2(t) - плотность потоков взносов (назовем их внутренними) работающих и выплат пенсионерам в расчете на одного человека соответственно, α(t) - пенсионный тариф, r(t) - плотность потока платежей (назовем их внешними) помимо взносов в пенсионную систему. Все отмеченные величины являются функциями времени t, реально же это случайные процессы.

di(t), i=1,2; r(t) имеют следующее экономическое содержание - величина взносов или выплат, внешних платежей за бесконечно малый период времени [t, t+Δt] – di(t)Δt, i=1,2; r(t)Δt соответственно.

С учетом обозначений приращение активов пенсионной системы имеет вид
(1)
что эквивалентно следующему дифференциальному уравнению
(2)

Уравнение (1) является, по сути, уравнением баланса, где первое слагаемое - проценты, смысл второго слагаемого, стоящего в скобках, очевиден, третье слагаемое - r(t) - плотность внешнего потока платежей, например, средства, направляемые государством на структурную перестройку пенсионной системы. В момент начала реформы (момент времени t0) активы V(t0)=0.

Пенсионная система будет иметь развитие только в том случае, когда величина внутрен-них и внешних взносов превышает величину выплат. Если они равны, то имеем распределительную систему в чистом виде - решение дифференциального уравнения (2) V(t)=0 в любой момент времени.

Финансирование пенсионных систем, основанных только на накопительном принципе описывается также уравнением (2), где отсутствует выражение в скобках, а r(t) в этом случае имеет следующее содержание - плотность финансового потока, где учитываются взносы и выплаты по обязательствам.

Таким образом, две пенсионные системы, финансирование которых основано на диаметрально противоположных принципах, связаны одним общим уравнением - предложенной моделью - и являются ее частными случаями.

Специфика каждой пенсионной системы однозначно определяется демографическими факторами, которые описываются функциями N1(t), N2(t), плотностями распределения взносов и выплат по величине и во времени - d1(t), d2(t), пенсионным тарифом α(t) и внешним относительно системы потоком платежей, который характеризуется плотностью распределения - r(t). Последние две из отмеченных функций являются параметрами управления, так как через установление пенсионного тарифа и организацию внешних финансовых потоков государство имеет возможность воздействовать на весь ход пенсионной реформы, к параметрам управления отнесем и µ(t), характеризующий эффективность управления активами пенсионной системы.

Задачу реформирования пенсионной системы можно сформулировать как задачу оптимального управления [1]. Вектор u(t)=(α(t), r(t), µ(t)) назовем управляющим вектором (или вектором управления), а фазовым вектором (или вектором состояния), определяющим состояние системы, будет x(t)=(V(t), P(t)), где P(t) - размер пенсии в единицах средней заработной платы, этот параметр может быть также параметром управления. Заметим, что α(t) в ряде постановок задачи может характеризовать состояние системы. Предполагается, что отмеченные векторы могут изменяться лишь в некоторых соответствующих допустимых областях, например, пенсионный тариф не должен превышать определенного уровня. Возможны и другие условия: отсутствие внешних источников финансирования, ограничения на доходность, минимальный уровень пенсии, неотрицательность активов и т. д. Такие условия называются фазовыми ограничениями и ограничениями на управление.

К этому следует добавить еще и краевые условия - условия в начальный (t0) и конечный (T) моменты времени.

Задача оптимального управления может быть сформулирована следующим образом: определить вектор-функции x(t), u(t) при [t0, T]'t, доставляющие минимум (максимум) целевому функционалу J=J(x(t), u(t)) при дифференциальных связях


фазовых ограничениях, ограничениях на управление и при краевых условиях.

Целевой функционал определяется, исходя из приоритетов, таких как максимальная величина активов, заданный размер пенсии, величина пенсионного тарифа, минимальная величина государственных финансовых потоков, минимальный срок переходного периода и т. д. От-метим, что с точки зрения принципов социальной рыночной экономики предпочтение следует отдавать, например, поддержанию необходимого размера коэффициента замещения, величины пенсии, пенсионного тарифа.

Используя данную модель, оценим возможные последствия реформирования пенсионной системы в соответствии с правительственной программой при 7 % реальной ежегодной доходности накопительной системы.

Фактически мы рассмотрим одну из траекторий развития пенсионной системы с начальным состоянием x(2001)=(0; 0,29) и свободным конечным состоянием - x(2049)=(V(2041), P(2041)) c вектором управления (0,29; 0; µ(t)) и со следующими фазовыми ограничениями: размер пенсии равномерно увеличивается от существующего уровня 0,29 до P0 уровня заработной платы в течение заданного срока и остается неизменным в дальнейшем, и ограничениями на параметр управления: уровень реальной доходности не превышает заданных процентов по ставке сложных процентов и с целевым функционалом J(x(t), u(t)) = V(2041).

Это задача на оптимальное управление - достичь максимума активов пенсионной системы к 2041 г. Величину активов предстоит определить в зависимости от уровня реальной доходности. В расчетах был использован прогноз отношения численности пенсионеров к численности лиц трудоспособного возраста [2], численность занятых в экономике составляла 65 % от численности населения трудоспособного возраста [3].

Учитывая длительность процессов накопления, в расчетах вместо абсолютных величин используем более устойчивые относительные показатели в единицах ВВП текущего момента. Доля заработной платы в структуре ВВП признается равной сложившейся на начало реформы - 30 % и постепенно увеличивающейся до 50 % к 2041 г., ежегодный прирост ВВП - 5 %. Не ограничивая общности, процентную ставку доходности на финансовом рынке, как и ставку кредитования для покрытия дефицита бюджета Пенсионного фонда, возьмем одинаковой и неизменной в течение всего срока. Предположим, что расходы на функционирование пенсионной системы составляют 10 % (вариант А) и 5 % (вариант В) от суммы поступающих взносов в Пенсионный фонд, что составляет 0,9 % и 0,45 % ВВП соответственно.

Таким образом, общими для всех вариантов являются следующие условия: взносы поступают в полном объеме; заимствования из Пенсионного фонда отсутствуют; осуществляется честное, надежное и эффективное управление накопительными резервами при уровне реальной доходности пенсионной системы 7 %; доля заработной платы в структуре ВВП равномерно увеличивается от 30 % в 2001 г. до 50 % в 2041 г; ежегодный рост ВВП составляет 5 %; в системе не допускается сокращение достигнутого уровня пенсий.

Во всех вариантах учтены условия, изначально декларируемые правительством: величина средств, направляемых на накопление, равномерно увеличивается с 2%-ных пунктов пенсионного тарифа в 2001 г. до 9%-ных пунктов в 2010 г., оставаясь неизменной в последующие периоды. Расчетные данные о величине и динамике активов пенсионной системы в зависимости от заданного размера (40 % и 50 %) пенсии (P0) в единицах средней заработной платы и заданного срока (от 10 до 40 лет) достижения этого уровня для вариантов А (рис. 1, а) и В (рис. 1, б) представлены на рис. 1.

Увеличение базового размера пенсии происходит равномерно от 0,3 до P0, и этот уровень поддерживается и остается неизменным в последующие моменты времени. Особое внимание следует обратить на то, что в начальный период (2001-2010 гг.) у Пенсионного фонда после выплат пенсий и направления средств на накопление еще будут оставаться средства на локальное повышение пенсий и даже на поддержание их уровня 40-48 % в ближайшие пять лет по всем рассмотренным вариантам. Однако, как свидетельствуют расчеты, к 2010 г. источники иссякнут, и тогда для достижения и поддержания заданного уровня пенсий (варианты А(8), В(8)) необходимым станет использование накопленных активов, величина которых оказывается достаточной для устойчивого функционирования пенсионной системы только при определенных условиях.

Исходя из целей реформы и принципов организации пенсионной системы в социально ориентированной экономике, из рассмотренных вариантов в большей степени сбалансированность интересов достигается в случае реализации варианта В (рис. 1, б), что означает постепенное повышение пенсий до 40%-ного уровня в течение 40 лет в условиях финансовой устойчивости пенсионной системы, расходы на функционирование которой не превышают 5 % поступлений при реальной ежегодной доходности 7 %.


Рис. 1. Активы пенсионной системы (в единицах ВВП текущего года) в зависимости от уровня пенсии P0 и года достижения этого уровня: при P0 = 0,5, 2011(1), 2021(2), 2031(3), 2041(4); при P0 = 0,4, 2011(5), 2021(6), 2031(7), 2041(8) для вариантов А(а), В(б), (обозначения поясняются в тексте)

Рис. 2. Активы пенсионной системы (в единицах ВВП текущего года) в зависимости от уровня реальной доходности 1 %, 3 %, 5 %, 7 % для варианта В(8)

При меньшем уровне доходности, допустим 5 % (рис. 2), через 40 лет неплатежеспособность системы ощутят на себе поколения, вступающие в трудоспособный возраст в текущий период (начиная с 2001 г.).

По другим вариантам А(1-4) и В(1-3) (рис. 1, а, б) неплатежеспособность системы становится очевидной гораздо раньше (через 20-30 лет). В этом случае государство не сможет гарантировать и осуществить в полном объеме выплаты средств, учтенных на индивидуальных счетах. Невозможно мечтать и о 40-50%-ном размере пенсий от уровня заработной платы, хотя соответствующими стандартами мирового сообщества закрепляется и рекомендуется определенный уровень коэффициента замещения - 65% при 40-летнем трудовом стаже, чтобы пенсии позволяли пенсионерам "вести достойную жизнь и играть активную роль в государственной, общественной и культурной жизни".

Конечно, в ближайшие 10 лет с начала проведения реформы, в силу благоприятной демографической ситуации (малое количество пенсионеров - последствия военного времени) и достаточно высокого страхового тарифа, устойчивое функционирование пенсионной системы обеспечено даже без внедрения принципа капитализации. Распределительная система (табл. 1) позволяет в течение длительного периода поддерживать приемлемый уровень пенсий, правда, постепенно сокращающийся с 50-52 % (возможный уровень пенсий в 2001 г.) до 33-35 % (2041 г.) при расходах на функционирование пенсионной системы соответственно в объеме 10 % и 5 % поступающих взносов. Но это возможно лишь при отсутствии заимствований из Пенсионного фонда и при поступлении пенсионных взносов в полном объеме.

Таблица 1

Возможные размеры пенсий (%) относительно уровня средней заработной платы

в условиях распределительной системы

 

Расходы на функционирование системы

Годы

2002

2003

2004

2005

2007

2009

2011

2021

2031

2041

5 %

52

53

53

53

52

49

47

39

37

35

10 %

50

50

51

50

49

48

45

37

35

33

На начало реформы и в соответствии с Программой пенсионной реформы 2002 г. пенсионная система России имеет реальные финансовые возможности и перспективы устойчивого развития. Пенсионный фонд (в первоначальных условиях реформы) примерно до 2011 г. располагает достаточными ресурсами для повышения уровня пенсий. Но без соблюдения ряда условий и ограничений долгосрочная неплатежеспособность как "дореформенной" пенсионной системы (существующей в 90-е гг.), так и "постреформенной" (реформированной в соответствии с Программой правительства) очевидна. Среди этих условий и ограничений (поддерживающих платежеспособность и социальную ориентированность пенсионной системы) важнейшими являются следующие:

  • поступление взносов в полном объеме;
  • отсутствие заимствований из Пенсионного фонда;
  • осуществление честного, надежного и эффективного управления накопительными резервами;
  • недопустимость сокращения достигнутого уровня пенсий;
  • ограничение (не более 5 %) расходов на функционирование системы.

Текущие результаты и проблемы пенсионной системы России

В ходе реформы эти условия и ограничения не принимаются во внимание и не выполняются, что проявляется в ряде моментов.

Во-первых, строго не обозначены и не закреплены стратегия развития и приоритеты социальной защиты через доминирующие институты и механизмы, сообразные социально ориентированному государству (социальное страхование).

Во-вторых, в полном составе не определены и не обоснованы параметры управления системой (доля расходов на содержание административного аппарата, соотношение пенсии и заработной платы - коэффициент замещения, реальная доходность).

В-третьих, не определены и не заложены механизмы корректировки параметров управления пенсионной системой, и это не позволяет своевременно реагировать на изменения ключевых факторов, определяющих ее финансовую устойчивость.

В-четвертых, не обеспечены условия (в правовом и организационном аспекте) устойчивого функционирования пенсионной системы (взносы поступают в полном объеме; заимствования из Пенсионного фонда отсутствуют; осуществляется честное, надежное и эффективное управление накопительными резервами).

Так при всей своей прогрессивности и теоретической обоснованности Концепция пенсионной реформы, воплощенная в реальных институтах и механизмах, отступает от сути и принципов социальной защиты в социально ориентированной экономике.

В результате совокупности мероприятий в рамках проводимых с 1991 г. пенсионных реформ, современная российская пенсионная система приближается к системам социально ориентированных стран лишь по некоторым формальным характеристикам [4].

В то же время система продолжает с трудом обеспечивать минимальные гарантии участникам социального страхования и не выполняет своих базовых функций, что подтверждается фактами [4].

Отсутствует (для большинства работников) зависимость между размерами выплачиваемых пенсий и взносов (принцип эквивалентности). Слабая зависимость размеров пенсии с реальным трудовым вкладом поддерживается пенсионной моделью (сформированной в результате пенсионной реформы). Во-первых, пенсионная формула, применяемая в течение всего переходного периода - с начала реформы и до 2027 г., когда станут выходить на пенсию застрахованные лица с подтвержденным пенсионным капиталом, нивелирует значимость влияния на величину заработанной пенсии трудового стажа, средней продолжительности жизни пенсионеров и возраста выхода на пенсию. Реальный трудовой вклад в виде зарезервированной заработной платы сначала формируется без непосредственного участия застрахованного и неадекватно отражается величиной расчетного пенсионного капитала, затем нивелируется индивидуальным коэффициентом пенсионера, что ведет к уравниванию размеров трудовой пенсии. В дальнейшем размер пенсии не поддерживается на приемлемом уровне с помощью механизмов индексации.

Во-вторых, с принятием Федерального закона № 70-ФЗ в 2004 г трансформируется эко-номическая модель обязательного пенсионного страхования, что лишает прав участия в формировании накопительной составляющей трудовой пенсии в размере 2 % средневозрастное поколение трудоспособных граждан (мужчин от 1953 до 1966 года рождения и женщин от 1956 до 1966 года рождения). Перенесены также сроки перехода к 6%-ной ставке накопительных отчислений для младшего поколения застрахованных лиц с 2006 на 2008 г.

Принятые изменения правил формирования будущих пенсий (средневозрастного поколения) затрагивают интересы практически каждого третьего работающего в России, влияя на мотивационные установки населения и степень доверия к государственным институтам. На протяжении еще десяти лет (до 2016 г.) в структуре работающих данная группа будет оставаться достаточно многочисленной (более 20 %), и она должна иметь реальные возможности активно участвовать в формировании своей будущей пенсии, что реализуется только через накопительную составляющую пенсионной системы. О размерах возможных накоплений этой категории работающих до 2020 г. можно судить по данным расчетов, представленных в табл. 2. Только за период действия Закона об обязательном пенсионном страховании в РФ № 167 с 2002-2004 гг. сумма накоплений средневозрастной группы работающих увеличилась с 11,6 млрд руб. до 17,6 млрд руб., а возможные накопления данной категории работников могли бы составить к 2012-2016 гг. более 55 млрд руб. При грамотном управлении пенсионными резервами и обеспечении реальной инвестиционной доходности (5-7 %) эти суммы могли быть еще больше.

Молодое поколение вследствие изменения срока перехода к 6%-ной ставке накопительных отчислений с 2006 на 2008 г. тоже много потеряло, поскольку в результате государство сняло с себя ответственность за сохранность и управление пенсионными накоплениями в сумме, превышающей 47 млрд руб. в 2006 г., а в 2007 г. - 58 млрд руб. Это в совокупности с возможными накоплениями средневозрастного поколения составляет соответственно около 72 и 87 млрд руб., фактически изъятых в распределительную составляющую пенсионной системы (табл. 2), что серьезно подрывает потенциал (в том числе платежеспособность) пенсионной системы в перспективе.

В то же время неэффективность российской инвестиционной политики в части обязательных пенсионных накоплений не просто сдерживает, а противодействует развитию пенсионной системы. Инвестиционная доходность резервов накопительной составляющей оказалась предельно низкой даже относительно неэффективного российского фондового рынка, соответствуя 2-3%-ной годовой доходности, что на порядок ниже доходности "активных" участников фондового рынка, не говоря уже о 7-8-кратном отставании от уровня инфляции потребительских цен [5]. Это означает, что в данных условиях экономическое и социальное содержание накопительной составляющей трудовой пенсии утрачивается.

Побуждающим фактором к преобразованию пенсионной модели служит реформирование налоговой системы, начатое финансовыми ведомствами в 2000 г. с введения ЕСН и продолженное в 2004 г. путем снижения его размеров в целях "освобождения" экономики от "чрезмерного" социального налогового бремени. Для пенсионной системы введение в действие ЕСН реально приводит не только к изменению страховой природы значительной части пенсии (базовой), но и к сокращению (в два раза) страхового пенсионного тарифа, "освобожденного" к тому времени от личной доли участия застрахованного (1 %). В результате Пенсионный фонд фактически теряет свою бюджетную самостоятельность и независимость от федерального бюджета и с первого же года реформы не может выполнять свои страховые пенсионные обязательства за счет текущих поступлений. В связи со снижением ставки ЕСН с 35,6 до 26 % пенсионная система лишается части своих доходов в виде 8 % налоговых поступлений на финансирование базовой части пенсий, что усугубляет негативные последствия, связанные с его введением. Дефицит страховой составляющей бюджета Пенсионного фонда увеличивается, ожидается сокращение коэффициент замещения до 19,76 % к 2010 г. и до 18,9 % - к 2015, т. е. более чем в 1,7 раза по сравнению с дореформенным периодом [5].

Таблица 2

Фонд оплаты труда и накопительная составляющая пенсионной системы (млрд руб.) в соответствии с прогнозом роста ВВП и возрастно-половой структуры населения Российской Федерации*

 

 

Год

Фонд оплаты труда (ФОТ)

Ожидаемые поступления в накопительную составляющую согласно ФЗ № 167

Поступления в накопительную составляющую / в том числе средневозрастного поколения

согласно принятым изменениям ФЗ № 70

Отказ от накопительной

в пользу распределительной составляющей / в том числе молодого поколения** согласно ФЗ № 70

2002

2700

38,810

38,810 / 11,636

0

2003

3299

48,876

48,876 / 14,013

0

2004

4199

79,309

79,309 / 17,567

0

2005

5025

117,007

76,977

40,030 / 19,244

2006

5979

167,208

95,149

72,059 / 47,574

2007

7047

203,404

116,479

86,925 / 58,240

2008

7911

235,520

203,422

32,098

2010

10163

321,451

280,316

41,135

2012

12600

422,725

371,888

50,837

2014

16036

561,723

505,810

55,913

2016

19603

714,538

660,126

54,412

2018

23779

901,363

852,667

48,696

2020

29579

1162,944

1123,239

39,705

* Рассчитано на основании данных макроэкономического прогноза Министерства экономики РФ [5] и возрастно-половой структуры населения РФ [6] при условии сохранения размера эффективного пенсионного тарифа на сложившемся уровне.

** Молодое поколение - лица 1967 года рождения и моложе.

Принятые и реализованные в 2005 г. нововведения окончательно подрывают платежеспособность пенсионной системы и обусловливают необходимость дальнейших серьезнейших корректировок. Об этом свидетельствуют данные актуарного прогноза развития системы Пенсионного фонда Российской Федерации на период до 2015 г., произведенного на основе макроэкономических показателей Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации до 2015 г. Минэкономразвития России и бюджетных корректировок Минфина России и ПФР на период 2006-2008 гг. [5].

В условиях сложившихся норм налогового законодательства и качества управления пенсионными финансовыми ресурсами неизбежен рост дефицита распределительной части пенсионной системы и значительное сокращение коэффициента замещения, что свидетельствует о необоснованности и преждевременности принятых решений. По нашим оценкам последствий такого масштаба можно было избежать при условии сохранения размера отчислений на финансирование базовых пенсий на уровне 14 % (рис. 3).

Кривые 3 на рис. 3, а, б демонстрируют принципиальные отличия прогноза динамики финансового состояния распределительной составляющей пенсионной системы (при действующих новых налоговых правилах и размерах отчислений на пенсионное обеспечение) от возможного развития пенсионной системы (в условиях ранее принятых и действующих в 2002-2004 гг. норм).

В условиях сохранения 14%-ного тарифа базовая часть распределительной пенсионной системы финансово состоятельна до 2015 г., даже имеет профицит, размеры которого достаточны для покрытия дефицита страховой части. Следовательно, для обеспечения сбалансированного функционирования распределительной составляющей в целом представляется разумным не сокращать размеры пенсионного взноса (с 14 до 6 %), а осуществить его перераспределение в пользу страховой части распределительной системы.


Рис. 3. Прогноз динамики составляющих пенсионной системы - накопительной (4), распределительной (3), в том числе ее базовой (2) и страховой (1) частей (в млрд руб.), в условиях: а - действующего на 2005 г. законодательства и пенсионного тарифа 20 %, б - прежнего законодательства (2001-2004 гг.) и пенсионного тарифа 28 %

В то же время сохранение 14%-ного размера отчислений является лишь временной мерой, принципиально не разрешающей проблему эффективности и долгосрочной финансовой платежеспособности пенсионной системы. Если преследовать цель поддержания до 2015 г. определенного размера коэффициента замещения, допустим, 27,5 % (на уровне 2005 г.), то сбалансированное (без дефицита) функционирование распределительной составляющей пенсионной системы уже не обеспечивается. В условиях действующих норм для достижения этой цели требуется привлечения нарастающих дотаций из бюджета на покрытие дефицита распределительной системы в размере от 1,4 до 3,45 % ВВП текущего года (рис. 4-2).

Сохранение же прежнего тарифа позволяет примерно три года (2005-2007 гг.) накапливать резервы (109-134 млрд руб. соответственно) и затем до 2011 г. функционировать распределительной части системы без дефицита. С 2011 г. распределительная составляющая становится финансово несостоятельной - дефицит нарастает с 118 до 1043 млрд руб., что равноценно привлечению дотаций из бюджета в размере 1,7 % ВВП текущего года (рис. 4 -1). Такой прогноз полностью подтверждает наши ранее приведенные оценки.

Подобные тенденции развития пенсионной системы обусловливают необходимость пересмотра размера и структуры пенсионного тарифа либо создания условий для развития накопительной составляющей пенсионной системы, компенсирующей сокращение обязательств распределительной системы. Возможны и другие решения, связанные с изменением параметров пенсионной системы и норм налогового законодательства. Но первоочередным шагом представляется выявление причин формирования нарастающего дефицита, среди которых качество управления пенсионной системой занимает немаловажное место. В этой связи обращает на себя внимание прогноз изменения "чистого", или эффективного, тарифа (обеспечивающего непосредственно выплату пенсий). На текущий момент (2005-2006 гг.) "чистый" тариф составляет менее 18 %, т. е. примерно 0,88 от 20%-ного пенсионного тарифа. При сохранении сложившегося уровня затрат на функционирование пенсионной системы и норм налогового законодательства доля "чистого" тарифа к 2015 г. снизится до 0,68 и ставка "чистого" пенсионного взноса не будет составлять даже 14 % (рис. 5).

Высокая доля затрат в пенсионном тарифе, используемых для организации и функционирования пенсионной системы обусловливает необходимость измерения и оценки качества всей системы управления пенсионным обеспечением, тем более, что она не настроена должным образом на выполнение своих функций как в текущем периоде, так и в перспективе.

Во-первых, действие ЕСН, сокращение его величины и отказ от накопительной составляющей пенсионной системы (значительной ее части) трансформирует пенсионную систему и подрывает ее финансовую состоятельность. В конечном итоге это приведет либо к сокращению пенсионных прав застрахованных лиц, либо к слиянию пенсионной системы с госбюджетной системой и полному замещению института социального страхования институтом социальной помощи.

Во-вторых, изменения правил организации пенсионной системы носят революционный характер, что свидетельствует о недостаточно проработанной концепции пенсионной реформы в части обоснования ориентиров и основных параметров управления пенсионной системой, а также отсутствии взвешенных оценок возможных экономических последствий реализации реформы и нововведений. Характер и содержание вносимых изменений свидетельствуют об отсутствии эффективной системы управления пенсионными накоплениями и неспособности (или нежелании) государства выполнять принятые обязательства.

* * *

Пенсионная реформа и сложившаяся система пенсионного обеспечения в России не отвечают по сути принципам, правилам и условиям организации и реформирования пенсионных систем социально ориентированных государств. В результате не реализованы возможности, которые имела пенсионная система. Характер преобразований вызывает сомнение относительно реальности воплощения идеи организации пенсионной системы на принципах смешанного финансирования, разрушает доверие населения к государственным социально-экономическим институтам и трудовую мотивацию работающих поколений. Актуальными остаются вопросы концептуального характера и практического воплощения социально ориентированной пенсион-ной системы в России.

Литература

1. Моисеев, Н. Н. Элементы теории оптимальных систем / Н. Н. Моисеев. - М.: Наука, - 1975. - 526 с.

2. Аникеева, Л. Пенсионное обеспечение адаптировать, а не разрушать / Л. Аникеева // Человек и труд. - 1994. - № 12. - С. 71- 79.

3. Российский статистический ежегодник. - М.: Госкомстат России, 2000. - 642 с.

4. Парамонова, С. В. Проблемы и перспективы пенсионной системы России / С. В. Парамонова. - Красноярск: ИПЦ КГТУ, - 2006. - 220 с.

5. Соловьев, А. К. Актуарный прогноз развития пенсионной системы в условиях пенсионной реформы (до 2015 г.) / А. К. Соловьев // Пенсия. - 2005. - № 8. - С. 45-50.

6. Российский статистический ежегодник. - М.: Росстат, 2004. - 725 с.

 
© МФТИ
© МЭРТ
© НП Аналитический центр "Концепт"
Сайт разработан:
"Golden CMF" ™ - 2energies ©

Издательство «Концепт» Москва 2004
Дата последней редакции: 16.10.2009

ГЛАВНАЯ   |   ПУБЛИКАЦИИ   |   РУБРИКАТОР   |    АВТОРСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ   |   О ЖУРНАЛЕ   |   УЧРЕДИТЕЛИ