Электронный Научно - Информационный Журнал Системное Управление. Проблемы и Решения
 

Овладение стихией социального формообразования путем разработки и применения методов концептуального анализа и проектирования

Выпуск 2

Никаноров С.П.

В 1996 г. Ассоциация концептуального анализа и проектирования предполагала разработать для разрешения проблем России программу развертывания исследований и разработок по развитию и применению концептуальных методов. По разным причинам эта идея осталась нереализованной, однако мною был составлен документ, который должен был служить пояснительной запиской к этой программе.

Хотя прошло четыре года и наметились изменения в положении России, значительно продвинулись разработка концептуальных методов и их применение, значение излагаемых в этой записке положений возросло. Поэтому представляется целесообразным познакомить читателей с этим документом.

1.

Современная эпоха, какими бы ни были ее многочисленные и разнообразные детали, является исторически беспрецедентным переходом от экстенсивных социальных форм и экстенсивности их развития к интенсивным социальным формам и интенсивному их развитию. Точнее, происходит процесс снятия экстенсивных форм интенсивными. Исторически начало этой эпохи, вероятно, следует отнести к первой промышленной революции. Почти до нашего времени этот переход происходил в рамках общественных форм, адаптированных к экстенсивной природе обществ, не затрагивал эти формы и маскировался процессами разрешения проблем экстенсивных обществ ("передел мира" в большом и малом смысле).

В настоящее время дальнейшее развитие в экстенсивных общественных формах уже становится невозможным. Общественные силы, представляющие интенсивные формы развития, еще подавлены, но несостоятельность экстенсивных форм, несмотря на усилия сохранить их приоритет, становится общеочевидной. Это проявляется в процессах интернационализации, которые являются частной формой деэтатизации, в процессах массового разложения сложившихся форм во всех их аспектах, в сфере общественного сознания – в господстве иррационализма, на уровне индивидуального сознания – в стремлении изолироваться от стихийных социальных сил.

Становление интенсивных общественных форм происходит в форме двух противоположных, но решающих одну и ту же задачу, процессов. Первый – прямая борьба экстенсивных и интенсивных социальных форм на уничтожение их самостоятельности (физическую ликвидацию, ассимиляцию, подчинение). Второй – осознание обеими сторонами бесперспективности прямой борьбы, ее социальной расточительности, ответственности перед будущими поколениями и перенос борьбы на уровень столкновения идей, сопоставления возможностей, осознания природы столкновения и подчинения совместных решений объективным обстоятельствам. Однако, в конечном счете, только реальное соотношение сил определяет результат этих процессов.

Необходимо отдать себе отчет в крайней сложности и противоречивости идущих процессов. Глобализация и интернационализация, являющиеся выражением интенсивного развития, борются с изоляционизмом и регионализмом. Унификация культуры противостоит национальному, этническому и конфессиональному обособлению. Из-за тесной связности уровней и аспектов ни один из элементов и ни одна из структур социальных форм не остается незатронутой этими процессами. Прогрессивность новых социальных форм проверяется их реальной способностью противостоять напору консервативных сил. Жертвы с обеих сторон неизбежны, и масштабы их очень велики.

Интенсивные социальные формы неизбежно заполняют все реально доступные "ниши" социальной жизни, создавая разнообразие, о котором при экстенсивных формах не было ни малейшего представления. В частности, в области социальных идеалов уже имеется огромное разнообразие, которое, по-видимому, является незначительной частью возникающего разнообразия. Вызов нормам экстенсивных форм становится нормой в интенсивных обществах.

Особенно важно видеть, что формационные, цивилизационные, этногенетические, религиозные и другие процессы, играющие попеременно ведущие роли в прошлом, теперь становятся только моментами развития, способствуя и препятствуя развитию основных процессов, которые могут выступать в этих формах. Идеология единства мира, конечно, является предельной формой экстенсивного мышления, поскольку она ориентирована на жизненно важное для интенсивных форм предельно достижимое разнообразие.

Внутренние механизмы процессов снятия экстенсивных форм содержат мощные положительные обратные связи, которые "гонят" процессы снятия к физически возможным пределам. На уровне индивидуального сознания эти процессы воспринимаются как личные катастрофы, а стремление уйти от них приводит к массовой десоциализации (маргинализации) населения.

Поскольку восходящие общественные силы еще только начинают осознавать себя как таковые, ни теория, ни методы, ни формы их деятельности еще не определились, хотя зародыши возникают повсеместно. Трудность восходящих сил заключается в определении адекватной реакции на конкретные события. Хотя происходит генерализация и декларирование их исторической позиции по частным ее фрагментам, прямое проведение обобщенной позиции приводит к провалам, возникающим как следствие отсутствия конкретных результатов. Поэтому реальный успех может быть достигнут на путях, противоположных тем, которые следуют из обобщения. Отсюда видна роль продвижений в классовой, культурной, национальной формах, лишь бы развивался их интенсивный аспект. С точки зрения восходящих сил "носитель" развития интенсивных форм безразличен.

Из сказанного следует, что реальной характеристикой общественной формы, возникающей из классовой, цивилизационной, этногенетической, религиозной или любой другой основы, является ее мощность. Ее мощность должна быть стабильной, нарастающей, своевременной и относиться к надлежащему качеству формы, т.к. при недостатке мощности в сравнении с окружением эта социальная форма как таковая будет уничтожена (ликвидирована или снята). При этом мощность чего должна быть обеспечена, зависит от качества окружения. Превосходство в определенных аспектах культуры, науки, обороны, демографии и др. является в этом смысле сравнимым. Военная победа при культурном превосходстве будет означать поражение победителя. Симптомами превосходства могут быть бесцельные игры с судьбами народов, религий, классов и культур.

В современных условиях не существует предела, который может быть установлен для достижения превосходства. Возможности, предоставляемые природой социальным формам, безграничны. Поэтому достижение превосходства зависит только от свойств социальной формы. Ясно, что если социальная форма не вышла за рамки социальной стихии, то достижение превосходства в любом смысле для нее исключено, т.к. любая попытка продвинуться в любом направлении будет разрушена слепыми социальными силами. Поэтому единственным универсальным решением для социальной формы, стремящейся выжить, не говоря уже о превосходстве, является овладение социальной стихией, сознательное и целеустремленное социальное формообразование, условием чего является мощная социальная рефлексия.

Сознательное социальное формообразование ("социальное конструирование") в противоположность стихийному социальному формообразованию ("социальному складыванию") предполагает точное знание свойств социального "материала" (субстрата), различных социальных форм и способности идентифицировать текущую социальную форму и ее окружение. Поэтому условиями мощной социальной рефлексии являются равномощные и согласованные познавательные и проектные процессы. Кажется, что они могут быть основаны на комплексном использовании результатов предметных дисциплин. Однако, поскольку развитие предметных дисциплин и форм их прикладного применения почти полностью детерминируются широко понимаемыми социальными условиями, то понятно, что господство социальной стихии привело к развитию предметных дисциплин и форм их прикладного применения, приспособленных к социальной стихии. В особенности это верно для "гуманитарных" наук. Характерная для научного познания последовательность и логичность была достигнута только в некоторых фрагментах науки. Несистематичность, фрагментарность и разноплановость частей научных дисциплин, необоснованность распределения предметных областей по дисциплинам предметниками осознается, однако, пока решение этой проблемы не предложено. Но гораздо хуже обстоит дело с прикладным применением предметных дисциплин. Более или менее общепризнанно, что классическая политэкономия, современный "экономикс", различные социологические теории оказывают незначительное влияние на социальную практику. И даже техника в значительной мере является продуктом изобретательского таланта, а не регулярно применяемой теории.

Очевидно, что овладение социальным формообразованием предполагает решительный сдвиг в состоянии социально значимых областей науки и методов ее применения.

Современность во все возрастающих масштабах разрушает мир традиций, обычаев, привычек, стереотипов, наглядно показывая их поведенческую несостоятельность. Однако, она ничего не дает взамен. Поэтому повсеместно возникает характерное состояние социальной прострации. Острейшей проблемой социального формообразования является снятие поведенческих стандартов, в результате которого свободно формируемое индивидуумом поведение ограничено комплексом мощных стандартов, сознательно выбираемых им на конкретный случай.

Очевидно, что указанные препятствия на пути овладения социальным формообразованием могут быть устранены только с помощью принципиально новых познавательных и проектных средств, чем те, которыми располагает современная наука и проектное искусство. Говоря кратко, познавательные и проектные средства по своим основным функциям должны иметь мощность, на порядок превышающую мощность ныне используемых методов. Практическим критерием оценки требуемой мощности может служить фактор, представляющий собой отношение, характеризующее степень овладения разнообразиями альтернативных истин при исследовании и альтернативных решений при проектировании. Такой фактор, например, может быть образован путем построения отношения между глубиной (фундаментальностью) изменений исследовательских гипотез, соответственно, предположений, на которых строится проект, и временем, необходимым для полной реализации изменения.

Будущие социальные формы, которые еще не на пороге человеческих будней, но которые уже вполне осязаемы, будут иметь мало общего с существующими формами. Можно было бы детально описать многие из них, однако в настоящее время лучше этого не делать. Скажем только, что повсеместное отделение социальной инфраструктуры от социального формообразования, что является одним из необходимых условий овладения формообразованием, можно ожидать в ближайшем будущем. Социальные формы станут производиться под разнообразные идеи, этичность которых может оказаться весьма далекой от сегодняшних норм, и они не позволят никому препятствовать их функционированию.

Институты государства и международной политической жизни будут быстро терять свое значение. Будет признано, что присоединение лица к любой социальной форме должно происходить только на основе самоидентификации. Территории как экстенсивный фактор утратят свое значение, так же, как и юрисдикция над ними. А за конкретные виды ресурсов будет происходить ожесточенная борьба, сопровождающаяся процессами снятия. Масштаб социальной формы, измеряемый числом вовлеченных в нее лиц, будет определяться потребностями реализуемой этой формой идеи, поэтому на равных будут существовать микроскопические и гигантские социальные формы.

2.

Развитие, описанное в предыдущем разделе, породило Движение, которое в многообразных формах представлено во многих аспектах и слоях общественной жизни и в различных социальных группах почти всех стран. Возникновение этого движения следует отнести к началу 50-х годов XX века, хотя некоторые симптомы имелись еще в довоенное время. Наиболее ярко это движение проявилось в так называемом "нормативном проектировании организаций", последовавшим за осознанием универсальной роли системных представлений, в особенности системного анализа. Свой вклад в это движение внесла теперь уже забываемая кибернетика. Революция в социальной сфере была предсказана как следствие концептуальной революции в гуманитарных науках, которая основывалась на революции в естественных науках и, в конечном счете, на революции в математике. Огромный вклад в это движение внесла так называемая "информатизация". Но ключевой вклад, хотя пока и малозаметный, внесла разработка методов проектирования организаций, возникшая как неизбежное следствие сложности задач, решаемых Движением. Такую оценку можно дать потому, что именно в создании этих методов в наиболее концентрированной форме выразилась идея вооружения социальной рефлексии мощными познавательными и проектными средствами.

3.

Все предыдущее должно рассматриваться как единый, нерасчленимый мотив, обоснование и как единственно осмысленный контекст излагаемой ниже концепции познавательных/проектных средств, называемых далее "концептуальный анализ и проектирование". Проводимая нами с 1970 г. разработка метода концептуального анализа и проектирования и выполняемые с его помощью многочисленные прикладные работы являются важным шагом в решении проблем, описанных в предыдущих разделах.

Центральная идея заключается в обеспечении полного социального контроля за социальным формообразованием посредством предопределения желаемых форм с помощью специально разработанных понятийных средств, называемых "теоретико-системными классами". Важный момент заключается в методологическом и технологическом единстве процессов исследования и проектирования. Поддержка этих процессов специальным математическим аппаратом (теория структур) и компьютерной техникой позволяет рассматривать сложнейшие проблемы формообразования и находить для них решения в считанные дни и недели.

Поскольку задача состоит в обеспечении социального формообразования, продуктом является проект организации, в первую очередь, используемых в организации систем организационного управления. В этом отношении между существующими формами научной поддержки деятельности руководителей, которые, в основном, сводятся к компенсации некомпетентности ("советы", "предложения", "концепции" и др.) и концептуальными методами, определяющими деятельность руководителя, пролегла пропасть, которая как раз и отражает подъем на уровень социальной рефлексии.

Прикладные работы в разных формах и с разными целями ведутся с 1973 года. Они выполнялись в интересах Министерства обороны, Совета безопасности, Минприроды, Миннауки, Минобразования, органов социального обеспечения, в интересах Министерства строительства и других государственных органов, лекарственного обеспечения населения, в интересах крупных частных организаций. Большой объем консультационных работ, исследований и проектных разработок выполнен по заказам муниципальных и региональных органов и по заказам промышленных и других предприятий. Показана возможность автоматизированного формирования крупных комплексов нормативных документов, лишенных пробелов и противоречий и согласованного внесения в них изменений.

Все эти работы выполнены в рамках так называемого "концептуального научно-технического направления", существующего в форме нескольких независимых организаций, объединенных в Ассоциацию и имеющих общую численность, колеблющуюся от 50 до 100 человек. На базе МФТИ создана кафедра Прикладных концептуальных методов, которая в 1996 г. осуществила свой четвертый выпуск. Создано издательство "Концепт", которое ведет регулярный выпуск двух журналов и готовит к изданию серию монографий.

Существенную часть деятельности направления представляют исследовательские работы. В рамках незаказных (инициативных) работ разработана теория развивающихся социально-экономических систем, генезология ценностных психосфер, теория развития этических учений, реконструирована концепция исторического развития Л.Н. Гумилева, обобщены эзотерические концепции и ряд других работ.

Однако, все это – лишь первые шаги как в разработке средств исследования и проектирования, так и в выполнении прикладных и исследовательских работ. Концептуальное научно-техническое направление не выполняет пока своей социальной роли – не способствует массовому новому формообразованию и не влияет на происходящие социальные процессы. Кроме естественных причин, коренящихся в новизне и сложности предмета, существенное значение имеет отсутствие необходимой поддержки развития направления со стороны официальных органов. Технический проект автоматизированной системы проектирования систем организационного управления был успешно защищен перед авторитетной Государственной комиссией в 1978 году. Однако, начатая разработка экспериментального образца была по решению госорганов прекращена в 1980 году. Неоднократные обращения в Правительство и другие государственные органы не дали результатов. Если бы с 1978 года осуществлялась поддержка направления по принципу "открытого счета", как это делалось для важнейших оборонных заказов, сегодня проблема массового формообразования со стороны научных основ, методов и средств была бы полностью разрешена. Насколько можно судить, в мире и сегодня не имеется равноценных по масштабу и замыслу разработок. Многие социальные процессы могли бы строиться желаемым образом, а не возникать в результате мучительных стихийных процессов. Особенно это важно для интенсивной части развития общества, которая в настоящее время угнетена, что может иметь для него роковые последствия.

 
© МФТИ
© МЭРТ
© НП Аналитический центр "Концепт"
Сайт разработан:
"Golden CMF" ™ - 2energies ©

Издательство «Концепт» Москва 2004
Дата последней редакции: 16.10.2009

ГЛАВНАЯ   |   ПУБЛИКАЦИИ   |   РУБРИКАТОР   |    АВТОРСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ   |   О ЖУРНАЛЕ   |   УЧРЕДИТЕЛИ